Сельская трибуна



Стахановка

Фронт за линией фронта

Ульяне Ефремовне Романовой, труженице тыла, жительнице села Новокарасук, девяносто четыре. При этом сохранила и ясность ума, и теп-лую, какую-то родную, как у моей бабушки, улыбку, едва заметную лукавинку в глазах. Да и на память, похоже, не жалуется. Особенно если это касается событий давно минувших дней.
Помнит еще «единоличную» жизнь, немаленькие такие земельные наделы и даже то, как «тятенька» под Новый год ездил из Сингуля в Питер и возвращался с большим сундуком подарков для своих семерых детей и всех близких. То-то было счастье! Но длилось оно недолго. 
В 41-ом ей пятнадцать «стукнуло». Отца на фронт хоть и не взяли по состоянию здоровья, но горя все равно семья хлебнула.
- Столько ртов прокормить – это ж не шутки, - рассуждает баба Уля, - вот и решили на семейном совете мне отправляться на заработки.
Оказывается, в Называевске, в сторону Крутинского тракта, был большой карьер, где добывали торф. В те годы это было и топливо, и удобрение, и строительный материал.
- Всю войну я там резчицей торфа и проработала, - продолжает Ульяна Ефремовна, - что называется, бери больше… А росточком-то не вышла, а лопата-то тяжеленная. Но я старалась. За перевыполнение плана пайку дополнительную давали – кусок серого хлеба да миску супа. Вот и все «заработки».
Жили здесь же, на болоте. В землянках, сложенных из тех же торфяных кирпичей. Когда выдавалась свободная минута, бежала в клуб, чтобы хоть как-то поднять настроение себе и таким же «тыловикам», кто трудился ради Победы. До сих пор любит хорошую песню, частушек знает множество, с балалайкой дружит.
- Вот только с нарядами концертными тогда было худо, - улыбается моя собеседница, - так у меня одна кофтенка довоенная сохранилась, спина вся в дырах, а впереди – вроде ничего. В ней и выступала. Из зрительного зала «изнанку»-то не видно.
В том самом клубе Ульяна и день победы встретила. С утра еще торф резала, а как весть пришла – в клуб поспешила. Там кто плачет, кто обнимается, кто песни поет. Ей уж было с кем радость разделить – сестры старшие к ней приехали. Вместе потом на северный Урал «завербовались». Лес валили. Женское ли дело? Но тогда выбирать не приходилось.
- В общем, досталось ей, нашей труженице вечной, - говорит сын Александр Григорьевич, с любовью поглядывая на мать.
А невестка, Вера Юрьевна Романова, директор местной школы, рассказывает, как они со свекровью еще недавно грядки «наперегонки» садили.
- Так я ж всегда стахановкой была!
Вот и весь сказ.
Любовь Втюрина
На снимке: вечная труженица Ульяна Ефремовна Романова

 



Комментарии


Чтобы оставить свой комментарий нужно авторизироваться в одной из соц. сетей



21 (9890)
29.05.2020 пятница
cвежий номер

КАЛЕНДАРЬ НОВОСТЕЙ